18.12.2018
игорь полетаев. сигнал
Книга советского ученого Игоря Полетаева «Сигнал», изданная в Москве в 1958 году, посвящена центральному понятию кибернетики, которое, согласно этому подходу, осуществляет интеракцию и управление в любой материи. В публикуемом отрывке автор анализирует акт творчества с точки зрения процессов и возможности их исполнения компьютером, заключая, что машина способна генерировать произведения искусства и творческие решения и, более того, способна к самовоспроизводству.

Сопровождаем текст работами с выставки «Программное обеспечение, информационные технологии: их новое значение для искусства» (Software, Information Technology: Its New Meaning for Art), подготовленную куратором Джеком Бернэмом совместно с Тедом Нельсоном, советником по техническим вопросам, в 1970 году. Она открылась в Еврейском музее в Нью-Йорке при участии Вито Аккончи, Джона Балдессари, Ханса Хааке, Джозефа Кошута, Аллана Капроу и др. и стала одним из первых смотров концептуального искусства, где художники, работая с информационными технологиями и техниками контроля, выстраивали интерактивную связь со зрителем и с музеем.

В каталоге выставки Тед Нельсон сопоставляет наше понимание машин, основывающееся на дифференциации hardware и software, с идеей дуализма материи (тела) и сознания (духа) и утверждает, что возможно этой проблемы не существует и это разделение — не более, чем иллюзия, рожденная из недостатка знаний о биологии и коммуникационных системах в целом.


Существует особый вид общения людей, призванный апеллировать непосредственно к эмоциям. Это — музыка, поэзия, живопись, театр и другие виды искусства. Некоторые произведения искусства (инструментальная, симфоническая музыка) очень мало связаны с разумным восприятием (если оставить в стороне профессиональную, ремесленную сторону музыки). Другие же (жанровая живопись, эпическая поэзия, проза) пользуются средствами рассудка для достижения той же цели — возбуждения эмоций; чувство радости или гнева возникает у читателя лишь тогда, когда он подробно узнает историю героев или рассмотрит во всех подробностях полотно жанровой живописи. <…>

Когда обсуждается вопрос о сравнении потенциальных возможностей счетных машин со способностями человеческого интеллекта, обычно в качестве недоступных машине качеств называют чисто человеческие свойства: фантазию, способность к творчеству, «свободу воли». Сюда можно добавить еще свойства, которые не всегда упоминаются: эгоизм, эмоции и, наконец, способность размножаться. <…>

Если говорить только о существующих и эксплуатируемых сегодня машинах, то этот перечень свойств значительно расширится. Но мы будем обсуждать не только свойства современных утилитарных устройств, но и более широкого класса возможных конструкций машин, игнорируя их утилитарную ценность и экономическую целесообразность их эксплуатации.

Попытаемся оценить, в какой степени фантазия и способность к творчеству являются для машины «запретной областью». Для этого прежде всего следует дать определение этих понятий.

Если человек фантазирует, он создает нечто (рассказ, рисунок и т. п.), не соответствующее непосредственно наблюдаемой реальности. Плод фантазии — это, например: чудовище с телом быка, крыльями орла и головой человека, стоящее на страже ворот ассирийского храма; это — существо с человеческим телом и козлиными рогами, играющее в роще на свирели, или существо с двойным телом коня и человека; это — история войны с титанами, история божеств и их взаимоотношений со смертными и т. д.

Ничего подобного ни один фантазер никогда не наблюдал, и у нас нет оснований утверждать, что подобные вещи могли быть почерпнуты им из окружающей реальности, заимствованы, скопированы. Несомненно, он их создал сам, но создал из материала, полученного все тем же путем — путем наблюдения реальности.
Теодосиус Виктория. Солнечно-аудио-оконная трансмиссия. 1969 — 1970

Десять блоков с солнечной батареей и радиоустройством установлены на крыше Еврейского музея. Блоки индивидуально подключены к стеклянным панелям (включая две дверные) на фасаде музея при помощи контактных звукоснимателей. Каждая стеклянная поверхность издает звук с информацией от солнечных блоков, расположенных наверху: 1. вещание радиостанции государственной и местной полиции, аварийных служб и гражданской обороны; 2. непрерывные сводки погоды для ближайшего региона; 3. звук телеканала CBS (если позволяют погодные условия); 4. международные, национальные и местные новости; 5. авиационная полоса частот; 6. звук телеканала ABC; 7. частота полицейских, пожарных служб и служб чрезвычайных ситуаций; 8. непрерывное вещание прогноза погоды; 9. звук телеканала NBC; 10. непрерывное новостное вещание. Зрители обнаруживает звук вдоль фасада музея. Положение солнца и погодные условия являются решающими для того, какой из блоков работает. Произведение не может функционировать ночью или в ненастную погоду. Чтобы узнать, в какое время произведение работает, можно свериться с местной газетой относительно погоды, восхода и захода солнца.
Способность любого организма реагировать одинаково на различные раздражения определенного класса лежит в основе различения не конкретных предметов, а классов предметов, т. е. абстракций. Одним из первых абстрактных образов, существовавших на заре жизни, был образ, или зародыш понятия, реакция — «пища». Однородные признаки различных предметов (признаки, имеющие одинаковое биологическое значение) в процессе выработки условных рефлексов непроизвольно группируются и закрепляются в виде однородной группы. Впоследствии с появлением речи эти группы признаков ассоциируются со словом. Возможно, первыми — двумя различными абстрактными классами предметов еще задолго до того, как на земле было произнесено первое слово, были классы «съедобные» и «несъедобные» или подобные им категории. Сама необходимость различать предметы и отбирать из большого числа конкретных объектов полезные и вредные рождает способность к классификации. Животные не могли бы существовать, если бы не обладали этой способностью в большой или меньшей степени. <…>

Если сигналы классов предметов и действий существуют в нервной системе, точнее, в памяти мозга животного, то, естественно, они могут случайно сочетаться друг с другом в фантастических образах и при этом «нравиться» или «не нравиться», привлекать или пугать вследствие эмоциональной окраски.

Посмотрим внимательнее на произведения человеческой фантазии и попытаемся найти в них то, чего мы никогда не знали. К продуктам фантазии относятся только сочетания элементарных образов, но не сами образы. Нельзя придумать ничего такого, что не было бы ни в чем (ни в деталях, ни в общем) похоже на действительность. Лучшее, что известно в этом жанре, это китайский «белый дракон», изображаемый пустым фоном без рисунка.

Фантазия есть просто активная переработка информации о реальных предметах, применяющая случайный выбор сочетаний при синтезе образов, понятий, сюжета и т. п., или же намеренное извращение привычных сочетаний. Как известно, основными признаками «смешного» являются неожиданность, нелепость (несоответствие привычному и полезному) при отсутствии угрозы.

Необходимость опираться на реальные образы или хотя бы на их «осколки», даже при самой смелой фантазии, часто приводит к серьезным затруднениям при формировании понятий. <…>
Теодосиус Виктория. Солнечно-аудио-оконная трансмиссия. 1969 — 1970
Итак, фантазия сводится, очевидно, к особым методам обработки информации, поступающей из внешнего мира. Зная признаки этих методов, можно вложить их в машину и заставить ее фантазировать. На этом пути, вероятно, могут получиться забавные результаты. Музыка, сочиняемая с помощью случайных процессов с заданными распределениями вероятностей, представляет собой один из первых примеров творчества без человека в области искусства.

Человек сам иногда страдает отсутствием достаточно богатой фантазии и оказывается слишком сильно привязан к информации, получаемой им непосредственно из внешнего мира.

Обратимся к процессу творчества и постараемся представить, как протекает этот процесс у человека. Творчество есть создание чего-то (предмета или идеи), что является новым, т. е. не существовавшим до сих пор. Это может быть энергетическая машина или метод управления ею, использования огня или силы животного, статуя или мелодия, орудие труда или теория и т. д.

В основе творчества, конечно, лежит фантазия. Творчество, помимо фантазии, заключает в себе, во-первых, отбор по некоторым признакам «нужных» или «хороших» продуктов фантазии, а во-вторых, создание реальных предметов в соответствии с выбранной «фантастической» идеей. <…>
Дэвид Энтин. Собеседник. 1969 — 1970

Любой, кто входит в музей, может войти в собеседовательную комнату, но необходимо входить в нее по одному, потому что это частный, хотя не обязательно сокровенный опыт. Тот, кто захочет войти в комнату, услышит записанное на магнитную ленту сообщение: «Если вы подождете немного, вы услышите слово. Если вам захочется, выслушайте слово, а затем возьмите микрофон и расскажите историю, используя это слово. Вероятно, будет интереснее, если история, которую вы расскажете, правдивая, но это решать вам. Потратьте столько времени, сколько нужно, чтобы почувствовать себя комфортно, прежде чем начнете говорить. Когда вы закончите говорить, положите микрофон, и вы сможете услышать работу, частью которой вы были». После того, как посетитель закончит говорить, он услышит истории нескольких других людей и, наконец, свою собственную, после чего он покинет комнату и кто-то еще сможет войти. В некоторые дни посетитель услышит два или несколько слов вместо одного. Вероятно, ему будет сложнее рассказать историю, используя их, и это займет у него больше времени. Если кто-то считает задачу болезненной или слишком трудной, конечно, он ни к чему не обязан.
Человеческие изобретения и открытия совершаются двумя путями: путем подражания и путем находок. Один из первых автомобилей имел четыре ноги и переставлял их, как четвероногое животное. Один из первых паровозов имел привод на кулисный механизм, упиравшийся одним концом в землю, как веслом в воду или шестом в дно. Это — изобретения по подражанию, напоминающие действие обезьяны, бегавшей через пруд за водой из бака, по привычке. Известно много изобретений — находок, когда ошибка в задуманном процессе приводила к неожиданным хорошим результатам. Однако изобретения и открытия делаются не столько путем экспериментальных поисков, сколько «выдумыванием» при наличии настоятельной необходимости.

Если у человека болит зуб и не дает ему покоя, больной мечется от боли, он совершает массу движений, не имеющих ни плана, ни смысла. Если животное хочет вырваться из клетки, оно совершает такой же беспорядочный и настойчивый поиск выхода. Одно из хаотических движений, или их комбинация, может привести к желаемому результату.

Если изобретатель или ученый горят желанием решить некоторую задачу, то это неотвязное желание часто не дает покоя не меньше, чем зубная боль. Человек, размышляя, перебирает в уме без определенных методов и плана всю информацию относительно интересующего его предмета. Рано или поздно он натыкается на решение, отбросив предварительно много вариантов. Эмоциональная установка — желание найти решение — заставляет его отметить благоприятную находку, обратить на нее внимание и остановиться на ней. Впоследствии путь к решению аналогичной задачи уже не будет столь извилистым. Память позволит восстановить кратчайший путь к цели.

Этот метод, называемый методом проб и ошибок, в общем, одинаков и для животного, пытающегося выйти из клетки, и для ученого, отыскивающего, например, новый математический аппарат для решения абстрактной задачи. Разным является только материал.

Творчество есть решение новой задачи, поставленной внешней обстановкой, методом поисков и находок. При этом важную роль играет внимание. Когда экспериментирование с реальными объектами заменяется в процессе творческого размышления упорядоченным или беспорядочным перебиранием запасенных в памяти образов, понятий — точнее их изоморфных изображений в виде сигналов нервных возбуждений — внимание автоматически и бессознательно останавливается на тех сигнальных описаниях событий, на тех идеях, которые дают решение задачи или ее части. Это невольная фиксация внимания является непременным условием успеха.
фантазия есть просто активная переработка информации о реальных предметах, применяющая случайный выбор сочетаний при синтезе образов, понятий, сюжета и т. п., или же намеренное извращение привычных сочетаний.
Однако тот же самый факт — невольное фиксирование внимания на самом важном — может порой сослужить дурную службу. Достаточно сказать, что техника циркового искусства фокусников (иллюзионистов) основана именно на этом явлении — невольном для зрителя сосредоточении внимания на том, что представляется самым важным в происходящем на арене и что в действительности является приемом артиста, направленным на отвлечение внимания от действительно важных для результата фокуса действий.

Такие же «фокусы» проделывает инстинктивное сосредоточение внимания на «самом важном» и без помощи фокусника. Многие предрассудки и суеверия имеют именно такое происхождение. Совпадения «примет» или снов с важными событиями, особенно с несчастьями, привлекают к себе внимание (часто болезненно возбужденное) и надолго остаются в памяти. Несовпадение как факт, не имеющий значения, не привлекает внимания и забывается или просто не замечается. Объективная регистрация примет и событий позволяет обойти фокусы внимания и строго устанавливает отсутствие взаимосвязи между приметами, предчувствиями и событиями, ими «предсказываемыми». Естествоиспытатели должны осторожно применять объективные статистические методы, дабы избежать серьезных ошибок и заблуждений, обязанных объективному несовершенству человеческой психики, которое, однако, в других случаях является необходимым.

Несомненно, что поиск и нахождение наилучшего решения, метод проб и ошибок, может быть заложен в машину, и в этом смысле акт творчества в принципе машине не чужд.
Джон Гудиер. Уровень тепла. 1970

Зоны термического опыта, обозначенные лентой, представляют осязанию зрителя теплоемкость ряда поверхностей. Среди источников тепла, нагревающих эти поверхности: солнечный свет; отопительная система музея (в случае, если она работает); тепло земной поверхности; тепло осветительных и других электрических приборов; тепло загрязняющих веществ; тепло, выделяемое в результате трения; тепло зрительских тел. Музей определяется художником как единая зона термального опыта, внутри которой зритель и его тело — агент чувствования. Гудиер проводит эксперимент и измеряет потоотделение случайно выбранных субъектов во время посещения выставки. Среди потенциальных факторов влияния: тепло внутри помещений; тепло их тел и одежды; их физическая, психическая и нервная активность. Зрителей, участвующих в исследовании, можно распознать по значку, констатирующему: «Я участвую в исследовании термального опыта (потоотделения)».
Способность к размножению или самовоспроизведению резко отличает существующие сегодня машины от живых организмов. Однако в принципе возможно создание машины, которая сама создавала бы себе подобную. Для этого, прежде всего, необходимо предоставить машине сырье или полуфабрикаты, которые она должны будет использовать для построения новой машины, подобно тому, как животные используют сложные органические вещества, входящие в состав пищи, для синтеза тканей будущего организма. При условии, если машине будет поставляться в нужном количестве «пища» в виде радиоламп, проводов, моторов, фотоэлементов и так далее, и при условии, что сама машина будет обладать достаточной сложностью структуры и богатством функций, машина сможет самостоятельно построить новую машину, которая, в свою очередь, если она не «умрет от голода», построит следующую и так далее.

Строгое доказательство этой возможности было проведено математиком Джоном фон Нейманом, который построил математическую модель устройства саморазмножающейся машины. В описании фон Неймана каждая деталь машины занимает элементарную ячейку пространства, что позволяет свести задачу к геометрии. Используются три вида элементов машины: логические или комбинирующие элементы, проводящие элементы и исполнительные элементы. Первые имитируют нейроны животных, вторые — нервные проводящие пути, последние — мышца и железы.

Логический элемент модели имеет возможность пребывать в различных состояниях, которые могут меняться во времени. Время, как и пространство, квантово, т. е. разбито на дискретные участки — «циклы». Состояние элемента в данном цикле зависит от состояний его самого и состояний соседних элементов в предыдущие циклы. Состояние логических элементов может передаваться по цепям проводящих элементов к исполнительным элементам. Исполнительные элементы воздействуют на окружающие детали (сырье), выбирая нужные и соединяя их в схемы в соответствии с получаемыми сигналами.

Исходную информацию машина получает от программы, записанной на серии элементов машины и занимающей часть общего объема машины. В программе могут быть записаны любые возможные операции над деталями, окружающими машину (над сырьем). Согласно программе машина может собрать любую возможную схему. Для того, чтобы машина воспроизводила сама себя, достаточно записать в программе сборку такой же машины, как исходная, копирование программы, передачу копии программы новой машине и запуск ее в работу по программе. В результате, процесс самовоспроизведения будет повторяться и продолжаться до тех пор, пока хватит сырья или пока размножившиеся машины не войдут в конфликт друг с другом, начав мешать друг другу синтезировать новые машины.
Полетаев И. А.. Сигнал. Москва: Советское радио, 1958.